Alexander Mishukov’s Independent Expert Laboratory
«I.E. — Lab»

Поиск не потехи ради, а эксперимент, продолжительностью в одну жизнь

Рассказ
в двух частях, как водится, с прологом и эпилогом

ПРОЛОГ

В минувшем году со мной произошёл весьма забавный случай. Дело происходило на Hi-Fi - шоу, проводимом в Москве в первых числах марта. Один любитель со стажем, зайдя в гостиничный номер, где звучал живой саксофон, после непродолжительного прослушивания отметил недостаток в разрешающей способности инструмента. При этом свои замечания он высказывал с глубоким пониманием дела. Услышав его высказывания, я не удивился. Привычка слушать звучание музыкальных инструментов через несовершенные электронные устройства вполне может привести к подобным парадоксам. Эта мысль показалась мне не новой. Поэтому эпиграф к очередному рассказу долго подбирать не

 

Закрытый серый «кадиллак», слегка накренившись, стоял у края дороги. Среднерусская природа, отражавшаяся в его толстых полированных стёклах, выглядела чище и красивее, чем была в действительности.

Илья Ильф Евгений Петров «Золотой телёнок», «Художественная литература», Москва 1975, стр. 63, последний абзац

Даже самые совершенные системы звуковоспроизведения способны создавать лишь иллюзию звукового пространства с той степенью приближения к реальным звуковым событиям, которая предопределена техническими возможностями конкретного периода развития инженерной мысли и талантом разработчика. При этом оценка качества любой системы всегда будет носить весьма условный характер ввиду наличия множества факторов, влияющих как на параметры самой системы, так и на мнение эксперта или группы экспертов. Перечисление этих факторов не является предметом моего повествования. При этом хочу покаяться, сам грешил, принимая участие в тестировании аппаратуры. Шесть лет прошло с тех пор. В качестве оправдания могу констатировать факт моей неподкупности и уровень искреннего собственного заблуждения, присущего мне в тот период времени.
В данном рассказе я постараюсь, как можно точнее, описать те явления, с которыми приходится сталкиваться в процессе совершенствования своей звуковоспроизводящей системы.
Так уж случилось, что подведение итогов ушедшего 2006 года вновь приходится на январь месяц. Возможно, что мой очередной, уже третий по счёту, рассказ найдёт живой отклик среди тех любителей музыки, которые стойко продолжают надеяться на создание правдоподобных иллюзий звуковых образов посредством электронного оборудования.
Хочу высказать слова своей глубокой благодарности тем читателям, которые нашли время и написали мне письма на электронный адрес. Прошу прощения у тех, кому не успел ответить. Постараюсь исправить эту недоработку в наступившем году.

Часть 1

ОТ ЗАМЕНЫ ЛАМП К НОВЫМ ОПЫТАМ

(или полезные советы начинающим радиолюбителям)

Минувшей осенью, осуществляя замену радиоламп в предварительном усилителе, я столкнулся с весьма неприятной проблемой. При том, что режимы ламп были мною тщательным образом выставлены, звучание системы могло сомопроизвольно изменяться буквально за считанные минуты. Казалось, что процесс неконтролируем. Субъективно тональный и тембральный баланс менялся скачкообразно при стабильных режимах всех каскадов. После лёгкого постукивания по той части корпуса, где располагаются ламповые панели, в правом канале обнаружился незначительный широкополосный шум, свойственный неисправностям сродни тем, которые возникают вследствии некачественного контакта между элементами монтажа или в ламповой панельке. Алгоритм поиска неисправности известен. Однако положительного результата добиться не удавалось. Пайки в своё время были выполнены мною, и стояли насмерть — не оторвать. Тот, кто когда либо занимался ремонтом радиоаппаратуры, не раз сталкивался с подобными ситуациями. Все попытки локализации проблемного места посредством простукивания не приводили к желаемому результату.
Терменвокс, электромузыкальный инструмент, сконструированный в 1920 г. советским физиком и музыкантом Л.С. Терменом (СЭС Издательство «Советская энциклопедия» 1979).
На помощь мне пришла интуиция. В своё время, при монтаже аппарата я удалил все экранированные провода и бифиляры из топологии. Таким образом, мне удалось не только расширить полосу пропускания и улучшить динамические свойства изделия, но и пришлось столкнуться с рядом задач по оптимизации трассировки абсолютно всех проводников. Изделие стало чувствительным к любым монтажным изменениям. Вместе с тем, необходимо отметить факт устойчивой работы усилителя на протяжении многих лет.
Почему всё-таки терменвокс? Прежде обнаруживался ярковыраженный эффект, суть которого можно охарактеризовать следующим образом. В устройстве предусмотрена возможность подключения трёх источников сигнала. Несколько лет я наблюдал изменения в звучании системы при подключении второго источника даже, в случае отсутствия на нём питающего напряжения. Предположим, что усилитель работает с сигналом от DAC(а), при этом ко второму входу подключен DVD проигрыватель. В свою очередь, последний соединён с телевизионным приёмником, в который заведён антенный кабель. Первое, на что было обращено моё внимание, это изменение звукового пространства после отключения «коллективной» антенны. По мере совершенствавния соединительных кабелей выяснилось, что традиционная коммутация одного лишь «горячего» проводника при постоянно подключенной «земле» приводит к необходимости полного отключения от входных разъёмов незадействованых в данный момент источников сигналов. В случае невыполнения этого условия в звуковую картину вносятся заметные изменения.
Именно эти наблюдения привели к мысли о необходимости проверить крепёжные элементы шасси, на котором собран предусилитель. После затяжки механических креплений эффект неустойчивой звуковой картины пропал. В ходе наведения надлежащего порядка выяснилось ещё одно важное обстоятельство. Некогда установленная в непосредственной близости от ламп выходного каскада, алюминиевая пластина, служившая скорее всего по замыслу автора тепловым экраном, отделявшим выходные трансформаторы, также существенно влияла на формирование звуковой картины. После её устранения заметно улучшились микродинамика, объём и пространство сцены. Чтобы убедиться в правоте полученных результатов, данный опыт был повторён с некоторыми вариациями. Вышеупомянутая пластина неоднократно водружалась на прежнее место. Затем, вблизи ламп помещались металлические предметы, в том числе куски пермаллоя и медной фольги. При этом, все вносимые элементы надёжно подсоединялись к шасси аппарата. Результаты не замедлили сказаться на звуке.
Возможно, описание следующего эксперимента вызовет бурю негодования, вызванного недоверием. Тем не менее, я позволю себе его привести далее по тексту. Мною был взят кусок алюминиевой фольги размером с 11-ый формат писчей бумаги (формат А4). Восьмидесятисантиметровый кусок многожильного провода был освобождён от изоляции на длине около 25 см. Свободные от диэлектрика жилы были равномерно разложены на поверхности фольги, которая в свою очередь, с обеих сторон была проклеена малярным скочем. Другой конец этого-же провода был надёжно подсоединён к «земляной» клемме предварительного усилителя. Тут же появились изменения в звуковой картине. Перемещая в пространстве данную пластину, я управлял звуковым полем. Только отсутствие генерации отличает этот эксперимент от управляемого подобным образом звукового генератора названного терменвоксом.
В предыдущих своих рассказах мною отмечалась польза, получаемая от разнесения в пространстве противоположных плечей контура с различными токовыми направлением. Ярким примером являются межблочные и акустические кабели.
При осуществлении связей между отдельными компонентами системы, по-прежнему «слабым звеном» остаются RCA разъёмы. Выяснилось ещё одно немаловажное обстоятельство. Дело в том, что при установке разъёма на металлическое шасси изделия через диэлектрическую шайбу возникает емкостная связь между «холодным» проводником кабеля и корпусом изделия. Её величина невелика, но на слух ощутима. Заметно сужается пространство сцены, ухудшается микродинамика, изменяются фазовые соотношения внутри спектра сигнала. В моих конструкциях внешняя часть разъёма (земляная) вовсе не задействуется, однако вышеуказанная емкостная связь продолжает оказывать своё негативное влияние на звук. С целью минимизации этого влияния необходимо производить установку разъёма на диэлектрическую площадку в несколько раз превышающую площадь проекции самого разъёма. А отверстие в корпусе изделия будет выполняться под размер данной установочной площадки. Особенно важно выполнять это условие при организации выходных цепей CD и DVD проигрывателей и входов цифроаналоговых преобразователей. Некоторые разработчики даже не подозревают того обстоятельства, что на входном разъёме DAC(а) даже при условии применения кварцевой шайбы между разъёмом и металлическим корпусом аппарата, они теряют до 50% потенциала изделия. В известной степени решить эту проблему (правда только частично) удалось фирме WBT. Что стало возможным, благодаря уменьшению площади поверхности «земляной» части RCA соединителя. Наилучшим решением данной задачи может быть применение разъёмов отечественного ВПК, выполненных в диэлектрических корпусах с контактными группами широкоразнесёнными в пространстве. Однако, в этом случае, мы теряем универсальность соединителей. По сути дела, обозначилась весьма непростая задача, смысл которой вполне понятен — это замена RCA разъёмов.

Опираясь на собственный опыт, позволю сделать ряд предположений:
— корпус изделия, предназначенного для обработки звуковых сигналов желательно выполнять из диэлектрических материалов. В случае изготовления защиты от внешних наводок при помощи экранов, последние должны располагаться как можно дальше от монтажа схемы, и иметь локальный характер с целью минимизации площади их поверхности. В качестве одного из вариантов экрана может применяться металлическая фольга, приклеиваемая к отдельным частям диэлектрического корпуса изделия. Анализируя устройства, изготавливаемые отечественными производителями в 70-х — 80-х годах прошлого столетия, обнаруживаются именно такие технические решения. Если, всё-таки, приходится иметь дело с металлическим шасси, то при проектировании необходимо минимизировать колличество входящих в него отдельных элементов, требующих механической сборки с помощью крепёжных деталей (болтов, гаек и шурупов). Желательно чтобы корпус изделия был выполнен из монолитного куска металла методом фрезирования или штамповкой. На крайний случай можно использовать точечную сварку.
— Сравнительно недавно в большинстве жилых помещений наших соотечественников разетки электропитания аппаратуры имели два провода — «ноль» и «фаза». Появление аппаратуры с трёхпроводными кабелями питания привело к применению таких же удлинителей и разветвителей. Таким образом, корпуса, входящих в систему блоков приобрели непосредственную электропроводную связь. В большинстве случаев наличие этих соединений отрицательным образом влияет на работу системы в целом. Некоторые любители, пытаясь избавиться от этих вредных соединений, производят соответствующие рассоединения непосредственно внутри изделий. Необходимо отметить, что даже в том случае, когда в сетевой разетке отсутствует «земляная» подводка, незадействованый третий провод внутри кабеля продолжает оказывать влияние на работу соединителя, определяя своим присутствием ряд параметров питающего (сетевого) напряжения.
— Учитывая накопленный мною опыт по конструированию кабелей разнообразного назначения, не могу пройти мимо «гуру» мирового кабелестроения. Именно так величают Ларса Кристенсена большинство им же ангажированных журналистов. С моей точки зрения, деятельность вышеупомятого господина может быть сопоставима, разве что, с выдающимися трудами нашего соотечественника — академика Трофима Денисовича Лысенко (1898-1976), нанесшего большой ущерб советской генетике и биологии в целом. Что стоило одно лишь его предложение — скармливать коровам шоколад с целью увеличения надоев. На той же выставке, о который упоминалось в начале этого рассказа, мне представилась возможность публично, в присутствии наших соотечественников, произвести сравнение работы топовой модели Valhalla Reference от компании Nordost с сетевым кабелем, спроектированным мною в 2005 году. В том, что Ларс отличный менеджер сомневаться не приходится, однако, всем господам, присутствующим при сравнении, также не пришлось сомневаться и в справедливости аналогии, которую я привёл выше по тексту. Менеджмент дело хорошее, но «шоколадно-гламурные» снадобья не улучшают работу проводников и диэлектриков, а также не изменяют их геометрию в лучшую сторону. В данной части своего повествования, смею заметить, что вышесказанное является уже не предположением, а утверждением. Кстати, сам Ларс присутствовал при проведения данного сравнения. Всё услышал, всё увидел, а о чём подумал мне не известно. Расставались с широкими американскими улыбками на лицах.
— Немаловажным фактором, влияющим на работу системы является расстановка отдельных аппаратурных блоков в пространстве. Логично предположить, что установка компонентов на металлических поверхностях приведёт к возникновению емкостных связей, которые несомненно будут заметными на слух.
К этому вопросу я вернусь во второй части своего рассказа.

Часть 2

О ТОМ, ЧТО НЕ ВСЯКА БЛОХА В ПОДКОВКАХ НУЖДАЕТСЯ
(или о пользе и вреде гнёта)

 

…в каждой машине расчёт силы есть, а то вот хоша вы очень в руках искусны, а не сообразили, что такая малая машинка, как в нимфозории, на самую аккуратную точность рассчитана и её подковок несть не может. Через это теперь нимфозория и не прыгает и дансе не танцует.

ЛЕВША (Сказка о тульском косом левше и о стальной блохе) Николай Семёнович Лесков, ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» 1982 г., глава 15 , стр. 37.

ГНЕСТИ или гнесть; арх. гнетить; гнетнуть; гнетать или гнетывать что — нагнетать, пригнетать, угнетать, жать, давить, теснить, отягощать, нажимать, надавливать. Гнести из семян масло — выгнетать, выжимать. Гнет или гнето ср. прм. самый предмет: жом, тиски, пресс, давило. (В.И.Даль «Толковый словарь живого великорусского языка», современное написание, в четырёх томах, том первый А — З, Москва, Астрель совместно с АСТ 2001, стр. 593)
Я фаталист, и считаю, что встречи с людьми не бывают случайными. Одна из таких встреч послужила поводом для проведения исследования влияния массогабаритных показателей на работу отдельных компонентов звуковоспроизводящей системы.
Солидный господин, с высоким достатком, большой любитель музыки поведал мне о своём видении организации музыкальной системы, и каким звуком она — система должна была бы обладать. Наиболее запоминающейся фразой для меня послужило его утверждение о том, что басовый регистр органа должен носить характер животного рыка, пробуждая при этом, такие же животные, толи чувства, толи инстинкты у слушателя. Тут я боюсь ошибиться. Несвойственные мне мысли плохо откладываются в моей голове.
Любезно откликнувшись на его приглашение, я вскоре оказался у него в гостях в надежде услышать животный рык. Однако, предваряя прослушивание, хозяин начал со вступительного слова. Буквально это выглядело так:

—Многие из тех, кому посчастливилось лицезреть эту систему, прежде чем раздавались первые музыкальные аккорды, задавали мне вопрос:
— Сколько это стоит?
—Да, я вложил сюда ни один десяток тысяч долларов.
Затем система издавала свой голос, и со стороны присутствующих возникал другой вопрос:
— Не кажется ли мне, что усилитель «Бриг» с акустическими системами 35 АС-1 сыграли бы ни хуже, чем 4 усилителя стоимостью по 4000 $ каждый?
Теперь он обращался ко мне:
— А, Вы знаете, ведь они правы!
После этого мне были показаны проигрыватели виниловых дисков древние и не очень. Далее шёл разговор о пользе тяжёлых стоек под аппаратуру. Терминологически господин выражал свои мысли таким образом, что я поймал себя на том, что всё сказанное им не противоречит моим представлениям о предмете нашей беседы. Только в самом конце разговора прозвучала весьма интересная фраза, обнажившая суть противоречий между затратной частью, кажущемся пониманием вопроса, и отсутствием хорошего звучания. Мой собеседник сообщил, что когда-то давно проигрыватель, будучи установленным, на простую деревянную табуретку, «звучал» лучше, нежели теперь в антураже стоек и настенных полок под аппаратуру. По дороге домой, сидя в комфортной обстановке автомобиля представительского класса, принадлежащего моему собеседнику, я подумал, как же хорошо, что автомашины продаются уже в собранном виде. Можно быть высокооплачиваемым специалистом в любой из областей народнохозяйственной деятельности, при этом чувствовать себя большим авторитетом, но нельзя охватить необъятное. Времена универсалов прошли. С моей точки зрения вышеупомянутая система нуждается в серьёзной доработке. Но, заниматься ею должен специалист. Так как, всякая встреча имеет свои последствия, я попытался проделать опыты, о которых далее и пойдёт речь.
После постройки гигантского усилителя со скромным названием «Титаник», на моём балконе оставалось около 27 кг. трансформаторного железа. Напомню, что только выходной трансформатор в сборе весил 40 кг., общий же вес одного канала при высоте 126 см., был равен 150 кг. Из данного железа я собрал 10 брикетов по 2,2 кг., два брикета по 1,95 кг. и два брикета по 650 гр. Таким образом, компактный гнёт был мною изготовлен.
Среди ряда концептуальных разработчиков аппаратуры, а также некоторых экспертов распространено мнение, суть которого заключается в том, что если стойка под аппаратуру, то это многопудовая стойка, если уж усилитель так пусть весит по 25 кг. на ватт, а уж про акустические системы и говорить не приходится. Один, широко известный в узких кругах патриарх Российского High End'а — г-дин Юлий Карлович Раблезианов, мой давнишний знакомый и руководитель проекта «Титаник», абсолютно уверен в том, что акустика непременно должна быть выше его роста, а уж массу иметь не менее, чем два его собственных веса. Каковы же аргументы такого, с позволения сказать, «раблезиенского» подхода, в проектировании аппаратуры. Конечно же, при воспроизведении винила проигрыватель не должен «ходить ходуном», и это понятно. Но как быть с остальными элементами звукового тракта. Сторонники Раблезианова утверждают, что в случае применения гнёта басовый регистр становится более контролируемым, подразумевая при этом улучшение фазовых соотношений внутри спектра сигнала. Но, так ли это?
С целью демонстрации экспериментов мною был сделан ряд предложений всем тем господам, которые в той или иной степени могли бы быть в этом заинтересованы. Сославшись на занятость, откликнулись не все, но пожелавшие принять участие пришли к единому мнению. Каково же оно?
В первой части опыта груз был разделён на две равные части и равномерно распределён на поверхности акустических систем (Mirage M-1). Субъективная оценка слушателей:
— Существенные изменения в нижнем регистре; бас «прижался» к полу, потеряв при этом всенаправленное азимутальное и угломестное направления, сосредоточившись в области пространства между акустическими системами. Появилась ярко выраженная агрессивность в звучании.
— В области средних частот произошло явное обеднение спектра из-за отсутствия мидбасовой поддержки.
—Мидбасовая область как будто бы пропала, стала больше напоминать сам басовый регистр, заменила его.
— Высокочастотные составляющие настолько обеднели, что звук от колокольчиков и ударных тарелок стал бестелесным и напоминал больше работу электронных синтезаторов, имитирующих живой инструмент в худшем их техническом исполнении. В свою очередь, электронная музыка стала вызывать полное отвращение.
— Сценическое пространство вытянулось в виде овала, и казалось, что исполнители переместились за акустические системы так далеко, что мы — слушатели условно очутились не в 13 ряду зрительного зала, а много дальше. При этом перед нами выступали лилипуты.
— Что касается «воздуха», так его было более чем достаточно. Пространство сцены казалось весьма разряжённым.
Покончив с акустикой весь гнёт постепенно был водружён на корпус оконечного усилителя. Последствия не замедлили сказаться. История повторилась в полном объёме. Поэтому описание изменений, происходивших со звуком, опускаю.
Нагрузка на корпус CD плеера привела к тем же самым ощущениям, но в увеличенном масштабе.

Невольно у меня возникла некая визуальная интерпретация полученных результатов эксперимента. Предположим, что несколько десятков человек встанут в колонну по одному с интервалом на вытянутую руку. В данной интерпретации каждый участник будет соответствовать одной из частотных составляющих сложного сигнала. В то время как дистанция между ними будет соответствовать временным интервалам. Затем мы подвинем передних и задних к центру колонны, уменьшив таким образом, расстояния между участниками построения. Так как, амплитудные значения частотных составляющих также изменены, то первым и последним придётся ещё и присесть на корточки. Возможно, подобная фантазия не слишком образна, однако она в полной мере соответствует субъективным ощущениям участников данных опытов.
Любопытен тот факт, что по мере укладки груза на поверхности полки, где был установлен тот или иной блок системы, изменения звуковой картины носили аналогичный характер.
Для улучшения статистики эксперимента, я обратился к своему старинному товарищу Фоме Дроссельмееровичу Рыбакову. Будучи очень занятым человеком, он не смог присутствовать при проведении моих опытов. В настоящее время Фома Дроссельмеерович, являясь опытным экспертом, прекрасным мастером своего дела, и в некотором смысле адептом концепции Юлия Карловича, имеет огромнейший опыт в проведении оценки качества звучания аппаратуры. С учётом вышесказанного, я добился у него аудиенции с целью проведения повторных экспериментов уже в его системе. Единственным моим условием, которое я поставил перед маэстро, было то, что о наших совместных наблюдениях он сообщит мне позже в письменной форме. Таким образом, во время опытов обсуждений не производилось. Пока моя просьба осталась неудовлетворённой.
Дальнейшие мои исследования привели к частичному демонтажу корпуса CD плеера с целью уменьшения его массы, что дало весьма хорошие результаты. Однако попытка осуществления полной развязки самого транспорта от корпуса аппарата дала отрицательный результат. Звуковая картина стала, пожалуй, близкой к той, которая складывается при наложении груза на плеер. Таким образом, я имею смелость сделать ряд предположений касательно инерционности масс. Все окружающие нас тела имеют собственные вибрационные частоты. Без учёта этого обстоятельства производить конструирование с последующим макетированием изделий точной механики недопустимо. Но и в случае конструирования усилительных устройств и даже стоек под аппаратуру нельзя руководствоваться одним лишь правилом — чем тяжелее — тем лучше.

ЭПИЛОГ
(а судьи кто)

С моей точки зрения, сложность тестирования аппаратуры высокого класса заключается в создании оптимальных условий для каждого элемента системы, что подчас сложно организовать. Также сложно в лаборатории имитировать в полном объёме реальные эксплуатационные условия изделий, в которые они попадают у потенциальных потребителей. Это, в первую очередь, касается компонентов caraudio. Любой соединительный кабель, будь-то акустический или сетевой, поведёт себя по-разному на деревянном полу или вблизи металлического корпуса автомобиля. Головной блок или чейнджер на деревянной подставке или в салоне авто также проявят себя неоднозначно.
Хотелось бы выделить как отдельное направление проектирования радиоаппаратуры — активные акустические системы. Здесь, наиболее очевиден факт наличия существенной разницы в звучании одного и того же усилительного устройства в зависимости от массогабаритных показателей корпуса акустической системы, внутри которой он будет размещаться.
Акустические системы — а ля «малахитовая шкатулка» и прочие мраморные монстры лишены всякого смысла. И, хотя, те и другие находят своих покупателей, серьёзное обсуждение данных конструкций бесперспективно.
Любезный читатель после прочтения этого рассказа может задать ряд вопросов. Больше всего меня огорчит вопрос — ЧТО ДЕЛАТЬ? Отвечаю: — при Московской консерватории существует центр Л.С. Термена, там учат игре на терменвоксе.
Наверное, есть также смысл освежить в памяти бессмертное творение Н.С.Лескова. Из которого будет понятно, что по сути дела тульские мастера вместе с героем сказки — Левшой «англицкую стальную блоху» испортили.
Тот, кто был более внимателен, поймёт, что не только создание аппаратуры, но и правильная её коммутация, и её установка дело очень серьёзное, требующее специальных знаний и большого опыта. Так же хочу отметить, что увлекаться тестированием можно лишь при отсутствии боязни за свою репутацию.
11 февраля прошлого года в Санкт-Петербурге я по своей инициативе посетил одного блаженного старца. Тот уж девятый десяток разменял, а всё тестами балуется, работая на местные журналы за весьма скромные гонорары. О звуке мы почти не говорили. Непрерывающаяся речь «адепта звуковых наук» была похожа на калейдоскоп, вращавшийся с бешеной скоростью, при этом, угадать в какое направление угодит его очередная мысль, было невозможно. Все мои попытки послушать систему переводились к приятной беседе за радушно накрытым столом. Из четырёхчасового общения мне довелось узнать от него, что Святослав Рихтер — говно, а не музыкант. У В.И. Ульянова (Ленина) встречалось нечто подобное в отношении русской интеллигенции. Он прямо указывал на то, что интеллигенция не мозг нации, а говно нации. Такой параллелизм цитат не кажется мне удивительным, так как, всяка мала букашка найдёт способ выказать своё собственное превосходство над всем тем, что для неё недостижимо. Поведано мне было о двух версиях казни Л.П.Берии, и ещё куча всякой муры, которую по прошествии времени даже пересказать-то сложно. Школа штази — это серьёзно. Но свои межблочные и сетевые кабели мне все-таки удалось «внедрить» в его тракт. После этого звук вышел за пределы акустических систем, чего прежде в его доме не случалось. Хозяин с испугом вскочил со стула и запротестовал, объяснив, что устав 40-х годов прошлого столетия не допускает подобных эффектов. Так как, в этот дом я попал не случайно, встреча была подготовлена заранее сыном человека хорошо знавшего «Мудрейшего», вдвоём мы все-таки успокоили старика. Он стал потише, хотя мнения своего не изменил.
Прощались мирно, долго расшаркиваясь в тесной прихожей, хорошо знакомой россиянам пятиэтажки. Я благодарил за гостеприимство, а хлебосольный хозяин, после рукопожатия, больше походившего на слабое прикосновение, назвал меня аудиофилом. Из его уст это прозвучало как-то укоризненно, хотя интонация была доброжелательной, а на лице сияла улыбка, лучащаяся старческими морщинками вокруг глаз, гиперболизированными в мощных линзах с положительной диоптрией. В эту минуту я почувствовал, что его высказывание касательно выдающегося пианиста распространяется и на меня.
Покидая Санкт-Петербург, в своём сердце я увозил новую скорбь от нового знания. Но эти чувства не были синонимом разочарования от увиденного.
Косвенно мною обозначены основные причины, по которым я не тестирую аппаратуру. Чего и вам желаю, а также присутствия твёрдости духа и крепкого здоровья.

Инженер из Москвы
e-mail: IE_Lab@mail.ru
Александр Мишуков

 

статистика